Gwendolyn (gvvendolyn) wrote,
Gwendolyn
gvvendolyn

Categories:

Белла Ахмадуллина

1962

1

Со мной с утра не расставался Дождь. 

— О, отвяжись! — я говорила грубо. 

Он отступал, но преданно и грустно 

вновь шел за мной, как маленькая дочь. 

Дождь, как крыло, прирос к моей спине. 

Его корила я: — Стыдись, негодник! 

К тебе в слезах взывает огородник! 

Иди к цветам! Что ты нашел во мне? 

Меж тем вокруг стоял суровый зной. 

Дождь был со мной, забыв про все на свете. 

Вокруг меня приплясывали дети, 

как около машины поливной. 

Я, с хитростью в душе, вошла в кафе. 

Я спряталась за стол, укрытый нишей. 

Дождь за окном пристроился, как нищий, 

и сквозь стекло желал пройти ко мне. 

Я вышла. И была моя щека 

наказана пощечиною влаги, 

но тут же Дождь, в печали и отваге, 

омыл мне губы запахом щенка. 

Я думаю, что вид мой стал смешон. 

Сырым платком я шею обвязала. 

Дождь на моем плече, как обезьяна, 

сидел. И город этим был смущен. 

Обрадованный слабостью моей, 

он детским пальцем щекотал мне ухо. 

Сгущалась засуха. Все было сухо. 

И только я промокла до костей. 

Но я была в тот дом приглашена, 

где строго ждали моего привета, 

где над янтарным озером паркета 

всходила люстры чистая луна. 

Я думала: что делать мне с Дождем? 

Ведь он со мной расстаться не захочет. 

Он наследит там. Он ковры замочит. 

Да с ним меня вообще не пустят в дом. 

Я строго объяснила: — Доброта 

во мне сильна, но все ж не безгранична. 

Тебе ходить со мною неприлично. — 

Дождь на меня смотрел, как сирота. 

— Ну, черт с тобой, — решила я, — иди! 

Какой любовью на меня ты пролит? 

Ах, этот странный климат, будь он проклят! 

— Прощенный Дождь запрыгал впереди. 

3

Хозяин дома оказал мне честь, 

которой я не стоила. Однако, 

промокшая всей шкурой, как ондатра, 

я у дверей звонила ровно в шесть. 

Дождь, притаившись за моей спиной, 

дышал в затылок жалко и щекотно. 

Шаги — глазок — молчание — щеколда. 

Я извинилась: — Этот Дождь со мной. 

Позвольте, он побудет на крыльце? 

Он слишком влажный, слишком удлиненный 

для комнат. — Вот как? — молвил удивленный 

хозяин, изменившийся в лице. 

Признаться, я любила этот дом. 

В нем свой балет всегда вершила легкость. 

О, здесь углы не ушибают локоть, 

здесь палец не порежется ножом. 

Любила все: как медленно хрустят 

шелка хозяйки, затененной шарфом, 

и, более всего, плененный шкафом — 

мою царевну спящую — хрусталь. 

Тот, в семь румянцев розовевший спектр, 

в гробу стеклянном, мертвый и прелестный. 

Но я очнулась. Ритуал приветствий, 

как опера, станцован был и спет.

full version http://www.litera.ru/stixiya/authors/axmadulina/so-mnoj-s.html



Tags: art, beauty
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment